My drawings

My drawings

almaz-salikhov:

VaranasiBronica SQ-AZenzanon 80mm 2.8Ilford Delta 100

almaz-salikhov:

Varanasi

Bronica SQ-A
Zenzanon 80mm 2.8
Ilford Delta 100

"Так как литература является “надежным противоядием от каких бы то ни было – известных и будущих – попыток тотального, массового подхода к решению проблем человеческого существования”, она “как система нравственного, по крайней мере, страхования… куда более эффективна, нежели та или иная система верований или философская доктрина”. Для того, кто читал Диккенса, Стерна, Стендаля, Достоевского, Флобера, Бальзака, Мелвилла, Пруста, Музиля и проч., “выстрелить в себе подобного во имя какой быто ни было идеи затруднительнее”…"

И. Бродский

"О чувстве отчуждения, пережитом еще на родине, Бродский рассказывал в 1981 году в интервью под названием “Рожденный в изгнании”. “Полагаю, это отношение я выработал достаточно рано, пока ее жил в России. Потому что, когда я покидал свой дом, свой письменный стол и вышел на улицу, я сталкивался с людьми, которые были во многом более чуждыми, чем если бы я уехал, скажем, в Бразилию, - чуждыми тому, чем я занимался. Они были настоящими чужеземцами, и из-за того, мы говорили на одном языке, был полный конфуз”. Быть настоящим чужеземцем, как в США, было даже лучше, подчеркнул Бродский в дискуссии с Дереком Уолкоттом: “Если жить среди чужеземцев, лучше, чтобы они были настоящими чужеземцами, чем чужеземцы с твоим языком, с твоей культурой”."

Бенгт Янгфельдт
“Язык есть Бог”

"

В обществе советского типа можно, по существу, играть только две роли: быть советским или антисоветским, но человек всегда определяется по степени “советскости”. Если он не проявляет ни одного из этих качеств, он будет рассматриваться скорее как враг, чем как друг, ибо выпадает из общепринятых норм. “Это – как выбирать между двумя видами сосисок, когда ты на самом деле хочешь поесть рыбы”, говори мне Бродский в интервью 1987 года.

Речь идет, другими словами, о независимости, об автономии; об отказе от ценностей, навязанных извне, для того чтобы создать и сформулировать свои собственные. Человек с таким подходом не борется с системой или иерархией противника активно; его сила в том, что он пытается быть самим собой: человеком, индивидуумом, а не слугой.

"

Бродский И.

"Будущее связано с другими, отрицательными качествами – в индивидуальном плане прежде всего со смертью человека. Если будущее вообще что-то значит, говорит Бродский, то это “в первую очередь наше в нем отсутствие. Первое, что мы обнаруживаем, в него заглядывая, - это наше небытие”."

Бенгт Янгфельдт
“Язык есть Бог”

"«Я хотел бы стать чем-нибудь стоящим. Для этого нужно знать много вещей. Если ты собираешься творить, то необходимо усвоить себе, для кого, для чего ты это делаешь.. необходимо найти фундамент, на который намерен опереться; необходимо проверить его прочность. Необходимо также найти людей, которые верят в эту же самую идею, которые помогут. Это, собственно, главное. Нужно, в общем, очень долго искать…
Я, собственно, только начинаю. Только начинаю по-настоящему заниматься делом… Ты вот пишешь и говоришь весьма часто, что я перелетная птица, дилетант. Пойми же, Норка, - это поиск. Я жонглирую своей судьбой не ради чего-то определенного, стабильного для себя. Ну в том смысле, что я вовсе не намерен выбирать себе какую-то иерархическую лестницу и продвигаться по оной… Я уже давно решил вопрос о цели. Теперь я решаю вопрос о средствах. Мне кажется, что я нахожу правильное решение.
Это звучит и глупо, и высокопарно. Но это происходит потому, что я популяризирую идею. Я хочу, чтоб ты поняла меня верно. То, что я делаю, это только поиск. Новых идей, новых образов и, главное, новых форм.»"

И. Бродский, письмо Элеоноре Ларионовой, 1958 год.

"Есть только один вид путешествия, которое возможно,— в наш внутренний мир.
Путешествуя по всему свету, мы не очень-то многому учимся. Не уверен, что путешествие всегда оканчивается возвращением. Человек никогда не может вернуться к исходному пункту, так как за это время изменился. И разумеется, нельзя убежать от себя самого: это то, что мы несем в себе — наше духовное жилище, как черепаха панцирь. Путешествие по всему миру — это только символическое путешествие. И куда бы ты ни попал, ты продолжаешь искать свою душу."

Андрей Тарковский
О природе ностальгии

"

"…я увидел только, что она стоит во дворе… И это для меня тогда было важнее и интересней, чем все остальное. И это меня до известной степени и спасло, что у меня был вот этот «бенц», а не что-то другое. Я говорю это совершенно серьезно. Всегда на самом деле что-то важнее, чем то, что происходит.»

Эти слова Бродского находят подтверждение в воспоминаниях Евгения Рейна о том, что ”несколько слов о Марине и всей этой ситуации занимали его гораздо больше, чем бесконечные разговоры о действиях в пользу его освобождения.”

"

Бенгт Янгфельдт
“Язык есть Бог”

"

Ахматова была человеком иной эпохи, шкала ценностей у нее была иная, не советская, и она продолжала сохранять в своей жизни эту как бы уже отодвинутую временем в сторону школу. Ее биография и литературная судьба были тяжелыми. Удачей было уже то, что она смогла физически уцелеть. «… Главным было не то, что она умна, - объяснял Бродский, - главное было другое, что она умела прощать”.

«… Сколько было в ее жизни, и тем не менее в ней никогда не было ненависти, они никого не упрекала, ни с кем не сводила счеты. Она просто могла многому научить. Смирению, например. Я думаю – может быть, это самообман, но я думаю, что во многом именно ей я обязан лучшими своими человеческими качествами…»

"

fleurdulys:

Moonlight - Harald Slott-Moller

fleurdulys:

Moonlight - Harald Slott-Moller

(via abnormalalicee)

i’ll always love you ‘cause we grew up together and you helped make me who i am. i just wanted you to know there will be a piece of you in me always, and i’m grateful for that. whatever someone you become, and wherever you are in the world, i’m sending you love. you’re my friend to the end.

— her (2013)

(Source: bonhivers, via abnormalalicee)

С. Преображенскому

Людей неинтересных в мире нет.
Их судьбы — как истории планет.
У каждой все особое, свое,
и нет планет, похожих на нее.

А если кто-то незаметно жил
и с этой незаметностью дружил,
он интересен был среди людей
самой неинтересностью своей.

У каждого — свой тайный личный мир.
Есть в мире этом самый лучший миг.
Есть в мире этом самый страшный час,
но это все неведомо для нас.

И если умирает человек,
с ним умирает первый его снег,
и первый поцелуй, и первый бой…
Все это забирает он с собой.

Да, остаются книги и мосты,
машины и художников холсты,
да, многому остаться суждено,
но что-то ведь уходит все равно!

Таков закон безжалостной игры.
Не люди умирают, а миры.
Людей мы помним, грешных и земных.
А что мы знали, в сущности, о них?

Что знаем мы про братьев, про друзей,
что знаем о единственной своей?
И про отца родного своего
мы, зная все, не знаем ничего.

Уходят люди… Их не возвратить.
Их тайные миры не возродить.
И каждый раз мне хочется опять
от этой невозвратности кричать.

1961
Евгений Евтушенко. Стихотворения.
Серия `Самые мои стихи`.
Москва: Слово, 1999.

STAFF RIDING SUB ENG

(Source: vimeo.com)